Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру мобильное меню

Николай Куликов: «В России не принято отслеживать собственные страдания»

интервью >>

Сценарист Николай Куликов работал над самыми успешными отечественными фильмами «Легенда №17», «Экипаж» и «Горько!». Сейчас Куликов выступает не только в роли сценариста, но и продюсера картины «Я худею», съемки которой недавно завершились в Москве. Мы поговорили с Николаем о похудении, уверенности в себе, неотъемлемых сценах с тросами в фильмах по его сценариям и планах на будущее.

Николай Куликов: «В России не принято отслеживать собственные страдания»
фото: Николай Куликов на съемках фильма "Я худею"/пресс-служба картины

Вы худеете?

Я худею.

Как часто?

В моей жизни было несколько стадий. Однажды я перестал пить алкоголь и немножко похудел. Потом я перешел на веганство и похудел еще сильнее, а сейчас, когда я увидел, как Саша Бортич работает над ролью в нашем фильме, я купил карту в фитнес-клуб и начал заниматься с тренером.

Прям ходите туда? Я вот несколько раз покупала карту, сходила пару раз, потом все болело и переставала.

Тренер мне сказал, что я восстанавливаюсь быстрее, чем многие. Есть подозрение, что это из-за веганства. Конечно, все болит, но не так сильно и не так долго, как у тех, кто ест мясо. И пьет алкоголь.

Расскажите про саму историю фильма «Я худею». Когда она возникла? Когда вы отказались от алкоголя или стали веганом? И взаимосвязано ли это вообще?

Как-то одновременно все произошло. Леша Нужный однажды написал мне в фейсбуке и сказал, что будет со мной дружить и я от этого никуда не денусь. Так и вышло. Мы с ним говорили о том, что мы хотим делать, что нас интересует в кино, что нам не нравится в русском кино. Он рассказал о своей идее сделать кино про девушку, которая худеет, чтобы выйти замуж. Мне это очень понравилось, потому что эту тему обсуждают все, она всех волнует, но фильма про это – про боль, которую это приносит, про смех, про моральные проблемы, которые это поднимает, – до сих пор не было. Мы написали первый драфт, дали почитать девушкам, женщинам, и все нам сказали, что это совершенно не правдиво. Дальше мы потратили 2,5 года на то, что слушали женщин, психологов, читали женские форумы и каждую встречную женщину спрашивали о том, как она относится к телу, похудению, как она переживала, что по этому поводу думает. И мне кажется, нам удалось передать настоящую женскую боль, настоящие страдания, показать все стадии, которые проходит женщина во время похудения. И самое главное, что нам удалось это сделать легко, комедийно и правдиво. Много времени ушло на то, чтобы совместить все эти факторы. Потому что сделать просто ржачную комедию про бабу, которая худеет, – это Comedy Club может за неделю. Мы хотели, чтобы это была правда и чтобы фильм все-таки был одним из участников дискуссии о теле, потому что дискуссия о теле не утихает никогда.

Николай Куликов: «В России не принято отслеживать собственные страдания»
фото: Илья Найшуллер, Николай Куликов и Сергей Корнихин/пресс-служба фильма "Я худею"

Что вы самое интересное узнали во время разговоров с женщинами?

Я понял, что женщины страдают гораздо чаще, чем мы думали. Это еще и не очень принято показывать – как ты страдаешь. И в России не принято отслеживать собственные страдания. Не принято рефлексировать, говорить: слушайте, секундочку, вот сейчас мне некомфортно, сейчас я чувствую себя несчастливой, давайте мы немного остановимся и разберемся с тем, почему я сейчас не счастлива. В России так почему-то не принято делать. И нас это поразило. Мы ловили это ощущение постоянно.

В фильме есть сцена, когда наша героиня приходит в клуб анонимных обжор. Это такая же организация, как анонимные алкоголики, анонимные наркоманы. Обжоры – это просто русское слово, по-английски это overeaters, то есть переедающие, те, кто едят больше, чем нужно. Таких людей очень много, но в России – опять же – не принято об этом говорить. У меня мама была членом клуба анонимных обжор. Она мне рассказала, что там происходит с людьми, какие темы обсуждаются, что смешного происходит. Мы это все включили в сцену. И когда у нас были пробы, мы стали разыгрывать эту сцену, и одна актриса, взрослая женщина, расплакалась, потому что до сих пор в ее жизни не было ситуации, где люди собираются и говорят об этом откровенно, с юмором, с сочувствием, с пониманием всей этой боли. И это был один из тех моментов, где мы поняли, что это пробивает, что это именно то, куда мы стремились. Мне бы хотелось, чтобы люди наконец стали говорить о своих ощущениях, почему они едят, как они выглядят, нравится им это или нет, как бы они хотели себя чувствовать. Конечно, хочется еще, чтобы на нем кайфанули, посмеялись.

Вы сейчас так рассказываете о фильме, что уже есть сомнения по поводу того, что вы снимаете комедию.

У меня много лет был опыт стендапа, а стендап не работает, если он не правдивый. Шутка всегда работает, если в ней есть правда и боль. Если вы представляете себе Луи Си Кея, то это чувак, который говорит об очень важных проблемах, о больших страданиях людей. Или Дилан Моран, который постоянно говорит о каком-то экзистенциальном кризисе. И это истерически смешно именно потому, что они соединяют правду, боль и комедийное ремесло.

Конечно, в фильме корни этой боли немного припрятываются. И мы на поверхность выносим шутки, смешные ситуации, интересный монтаж, музыку, крутых актеров, которые интересно взаимодействуют. Но при этом нам кажется, что будет классное послевкусие, пища для размышлений. Есть моменты, на которых я сам чуть не плачу. Игра Саши Бортич в некоторые моменты меня пробивает до слез. Как Женя Кулик играет – очень природно, очень естественно, каждый раз смешно, и при этом понятно, что он понимает всю боль такого человека.

Николай Куликов: «В России не принято отслеживать собственные страдания»
фото: Съемки фильма "Я худею"/пресс-служба картины

Еще у вас, как говорят, много трюков. Будет все-таки сцена, где кто-то на тросе перебирается из одной точки в другую?

Конечно, без этого мой фильм не мог бы состояться. В этом фильме Саша перебирается с одного балкона на другой. На 8-м этаже. Почему она это делает? Потому что она классная актриса, и потому что мы не жалеем нашу героиню. Всегда есть соблазн у сценариста сделать так, чтобы у героев все было хорошо. Но мы не делаем нашим героям хорошо до самого финала. Чтобы герою было хорошо, он должен пройти по такой арке страданий, чтобы в конце, когда все будет хорошо, мы выдохнули. Как работает комедия: сначала напряжение, потом облегчение. Вот мы это напряжение и создаем.

Выдыхаем только в самом конце?

Нет, конечно, по ходу фильма очень много смешных сцен, когда мы просто угораем. Но вот этот выдох облегчения, катарсис, прости господи, будет только в третьем акте.

Какое-то продолжение может быть у проекта «Я худею»?

Мы, когда все это разбирали, поняли, что есть много других тем, о которых еще никто не рассказывал. Меня лично, например, очень интересует тема мужской эмоциональности. У мужчин обычно не принято делиться эмоциями, как у женщин. Хотя на самом деле это сильно освобождает. У меня есть идея фильма «Бро» – про парня, который однажды в отношениях с девушкой вдруг невероятно раскрылся, проговорил все-все свои чувства, и их отношения улучшились, он сам понял, что стал лучше. И вот теперь пытается то же самое проецировать на свои отношения с друзьями-парнями. И встречает жуткое отторжение. Он все это пытается делать без алкоголя, просто по-человечески, с любовью, и у него начинаются страшные конфликты со всеми.

Николай Куликов: «В России не принято отслеживать собственные страдания»
фото: Продюсер Сергей Корнихин и сценарист Николай Куликов/пресс-служба фильма "Я худею"

Хоррор уже какой-то.

Может быть. В общем, много чего не вскрыто. Хотелось бы сделать сериал или фильм, который бы объяснял, как устроена жизнь людей в России, по каким неписанным правилам мы тут живем. Есть пара книг, которые меня вдохновили. Это «Русская модель управления» Александра Прохорова и «Сословное устройство постсоветской России» Симона Кордонского. Эти книги сильно прочищают мозги и показывают, как на самом деле устроены отношения в России. Мне бы хотелось сделать честное и смешное кино про это. А что касается продолжения «Я худею», то очевидно же – сначала беременность, потом дети родились, и с этим всем тоже надо как-то жить. Условно: «Я рожаю», «Я веду в детский сад», «Я веду в школу».

«Я умираю» будет?

Это классно на самом деле! Надо осознать свою смертность как можно скорее и делать про это смешное кино. В России со смертью отношения проблемные, вряд ли получится сделать смешно, но когда я смогу позволить себе сделать фильм для собственного удовольствия, это будет фильм о принятии своей смертности. Смерть с нами постоянно, мы ее избегаем, мы не любим похороны, ничего в этом хорошего нет. Но, как поет группа The Flaming Lips в песне Do you realize?: «Понимаешь ли ты, что все люди, которых ты любишь, однажды умрут?» Это очень светлая песня об этом ощущении. И она на самом деле наполняет силой, потому что после этого особо ничего не страшно. Вот такой неожиданный финал приняло наше интервью про смешной фильм «Я худею».

Маша Токмашева
Подписаться на рассылку новостей
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники

Афиша кино >>

притча, трагикомедия
Россия, 2017
комедия
Франция, 2017
драма, социальная драма
Россия, 2017
биография, драма, исторический фильм, экранизация
Великобритания, США, 2017
боевик, научная фантастика, приключения, фэнтези
США, 2017
комедия, семейное кино
Россия, 2017
драма, комедия
Франция, 2016
мистика, фильм ужасов
Канада, США, 2016
все фильмы в прокате >>