Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру мобильное меню

Александр Гришин: "Мы все вместе делали одно общее дело - спектакль "Рассказы Шукшина"

интервью >>

- Саша, давайте начнем с самого начала: как Вы решили стать актером? Расскажите, пожалуйста, в двух словах, как вы приехали в Москву, как поступали в ВУЗ?
- (улыбается) Мое поступление - это вообще отдельная история! Я приехал поступать в Москву с золотыми зубами, накачанной шеей, лысой головой и в белой рубашке. В одной сумке у меня были консервы, картошка, а во второй вещи - две рубашки, брюки, костюм. Меня подвели с жильем и первое время я жил на Курском вокзале, там же стирал свои белые рубашки. Ко мне подходили милиционеры, спрашивали: "Вы откуда?". И я, сидя в зале ожидания, отвечал: "Приехал из Ростова в театральный институт поступать". Никогда не забуду глаза этих двух товарищей! (смеется) Один так шапочку приподнял и говорит: "Дожили… Ростовские бандиты в театральные ВУЗы приезжают поступать. …" Потому что вид у меня был - не дай Бог встретиться в темном переулке! (смеется)
- А как Вы поступали?
- Поступал тяжело. Я не знал, что нужно делать. Вокруг меня люди прыгали, орали, пели, вели себя неадекватно… А я сидел и думал: " Господи, это я сюда приехал учиться??" Меня попросили изобразить какое-нибудь животное - я показал ежика, Миша Полицеймако до сих пор его вспоминает. Половина поступающих училась на подготовительных курсах, кто-то уже поступал в театральные институты, а я пришел с улицы, открыл рот и Ольга Дмитриевна Якушкина - мой любимый педагог - чуть в обморок не упала. Она много повидала на своем веку, но чтобы человек с золотыми зубами Пушкина читал - это у нее было впервые.
- И все-таки Вы поступили?
- Да, причем поступил практически во все ВУЗы, в которые поступал, но выбрал ГИТИС.
- Почему же, если не секрет?
- Мне понравилась обстановка. Мне понравился Алексей Владимирович Бородин, он очень дотошный человек, и, в принципе, это правильно. Курсы, которые он набирает, очень талантливые, но набирает он их тяжело. Хотя я сильный физически человек, но это было тяжелое поступление. Но мне сразу стало ясно, что это моя атмосфера, я как домой попал.
- Как педагоги определили Ваш типаж?
- Я не знаю! (смеется) Социальный герой вроде бы. Какой был у Высоцкого типаж? Какой у Даля был типаж? Социальный герой...
- Саша, как Вы решили стать актером? Вы же учились по другой специальности, в аграрном университете. Что на Вас так повлияло, что Вы все бросили и приехали в Москву?
- Вы знаете, у каждого человека есть своя дорога, она так или иначе выводит тебя туда, куда надо. Эта дорога у меня была изначально. Я с детства устраивал представления, ходил в балетную студию, пел в хоре - мне все это нравилось. Можно сказать, с детства привык к аплодисментам. Изначально я собирался стать спортсменом, хотел поступать в физкультурный институт, но у меня случилась травма и моя спортивная карьера закончилась. В итоге поступил в ближайший к дому аграрный университет, но это оказалось не мое. Меня там держали только потому, что я играл в КВН и мы с другими студентами восстановили университетский театр "Пестрый фургон". А к поступлению в театральный меня подтолкнула мой школьный педагог по литературе. Она мой первый режиссер, в школе организовала театр, 30 лет ставила такие спектакли как "Валентин и Валентина", "Иркутская история", "Обыкновенное чудо", "Ромео и Джульетта", "Женитьба Фигаро" (я Фигаро играл), "Мещанин во дворянстве". Все это с костюмами, с декорациями, с реквизитом. Все село набивалось в Дом культуры, спектакли производили такой фурор, что люди год потом разговаривали об этом. И как-то она увидела, чем я занимаюсь, пригласила меня в гости, села и сказала такие слова… мне эти слова говорили только один раз в жизни. Она сказала: "Бог тебя поцеловал… ты хочешь в яму выкинуть? У тебя талант есть. Давай, езжай." И мы готовились очень серьезно. Ее чутье, ее видение меня и мое представление о жизни - все смешалось, и очень хорошая программа получилась. После наших занятий с ней я полюбил чтецкие программы.
- Саша, а спортом Вы занимались с детства?
- Да. Дело в том, что у нас в селе одна школа и одно ПТУ. Село Дубовское - это районный центр и во всех видах спорта участвовали одни и те же люди. Так что я ходил во все секции и играл во все - в футбол, волейбол, гандбол, баскетбол, лапту. Представляете, я - чемпион района по лапте! В детстве я был маленький и хилый, но с острым языком, за что и был нещадно бит. Потом понял, что надо как-то себя защищать и занялся боксом и, параллельно, легкой атлетикой, я бегал хорошо. Спорт я всегда очень любил, да и сейчас занимаюсь.
- Спорт оставляет очень серьезный отпечаток на характере человека. Насколько на Вас повлияли занятия спортом? Насколько спортивные качества характера помогают в актерской профессии или, может быть, мешают?
- Да половина спортсменов сейчас актеры: Миша Пореченков - мастер спорта по боксу, Вдовиченков Володя, Панин Андрей, Устюгов Саша - кандидаты в мастера спорта по боксу…
- Наверное, у всех острый язык был в детстве!
- Точно подмечено (улыбается). Спорт и актерская профессия очень похожи. Я иногда театр сравниваю с футбольным клубом, термины спортивные использую и моя аналогия оправдана. И спорт, и актерская профессия - это в первую очередь саморазвитие. Если человек не будет развиваться, не будет себя напрягать и каждый день заниматься, то ничего не будет. Одни занятия в группе - это мало. У актера очень большие нагрузки. Я смотрю, как в "Рассказах Шукшина" работает Миронов, как он физически затрачивается - это потрясающе. Как Авилов затрачивался, я видел, когда работал в театре на Юго-Западе, Гришечкин, Редько, Рамиля Искандер в "Гупешке"! И я не могу не сравнивать актеров со спортсменами. Выходит ли человек на ринг или на сцену, он должен показывать все, на что он способен, потому что люди купили билеты, неважно на что: на бокс или в театр. Еще спорт очень дисциплинирует.
- А есть ли качества, которые мешают?
- Не поверите, но большой плюс в спорте - желание быть первым - оборачивается минусом в актерской профессии. Мой любимый педагог мне говорила: "Для чего ты сюда пришел?" Я отвечал: "Чтобы быть первым". А она говорила: "Ты сюда актером пришел быть. Забудь про свои амбиции и дальше давай работай". Это жестоко и справедливо.
- Саш, Вы учились на курсе Бородина (художественный руководитель РАМТа - прим. автора), к моменту окончания ГИТИСа у Вас была роль в РАМТе. И все же после окончания института Вы не в РАМТ пошли, а в Театр на Юго-Западе. Почему?
- Ох, это отдельная история… Просто в какой-то момент я понял, что в РАМТе у меня все слишком хорошо, меня все знают, меня там ждут. Я не люблю, когда все так гладко. Конечно, я потерял много ролей, но мне хотелось доказать себе, что я способен на большее . И я пошел в Театре на Юго-Западе и очень благодарен этому театру, потому что за три года я переиграл там столько, сколько не сыграл бы ни в одном другом театре. К тому же Валерий Романович не давал мне главных ролей именно на меня, он все время давал мне характерные роли. Я этого не играл никогда, мне в институте все время говорил, что я не характерный актер, мне это не надо. А Валерий Романович позволил мне развить то, что, оказывается, во мне есть, я очень ему за это благодарен.
- То есть работа в этом театре позволила Вам расширить свои актерские возможности?
- Конечно. Да и просто поработать с такими актерами, как Гришечкин, Белякович, Борисов, Ванин, Наумов, Карина Дымонт, с Виктором Авиловым и Мишей Докиным, царствие им небесное, - это очень хорошая школа. Я многому учусь, слушаю, подмечаю, это очень полезно.
- С одной стороны Вы правильно сделали, что туда пошли, с другой стороны - почему же Вы оттуда ушли, если все было так хорошо?
- Я понял, что надо на другой уровень выходить, а ролей, которые выводят на новый уровень, мне не дают. Я сыграл там много ролей. Например, Гуревич в "Вальпургиевой ночи" - по моему мнению, я для себя ничего лучше не сыграл. Были вводы за час до спектакля, я учил огромные тексты за несколько ночей, мне давали не те роли, о которых я мечтал - это была борьба с амбициями, в этом плане Театр на Юго-Западе мне очень много дал. Я учился из маленькой роли делать объемную вещь, чтобы она звучала. Но в какой-то момент я остановился, и понял, что развитие дальше не происходит. И я пошел к Алексею Владимировичу Бородину с просьбой взять меня в РАМТ.
- А почему именно РАМТ? В Москве много театров, Вы могли бы выбрать любой.
- Я считаю, что РАМТ сейчас - это один из лучших театров Москвы, входит в тройку лучших. Я даже могу это аргументировать. Алексей Владимирович - хороший руководитель, у него отличный вкус, в отличие от многих людей, которые руководят нашими театрами. У него тонкое чутье, я ему верю. И еще в РАМТе очень молодая труппа. Здесь нет старых "погасших" звезд, думающих, что они еще на плаву, которые тянут любой театр назад. Простите, может быть это жестоко, но приходит момент, когда нужно уйти. Как в спорте. К сожалению, в театре так иногда случается, что актеры в возрасте не уступают дорогу молодым. И в данный момент по моему внутреннему звучанию мне ближе Российский Академический Молодежный Театр. Хотя если Валерий Романович Белякович меня пригласит поработать над чем-то интересным, я соглашусь с удовольствием.
- А если Вас пригласят в другой театр?
- Я соглашусь! Я служу одному театру, но мне хочется поработать с разными режиссерами, с Бутусовым, к примеру, с Райкиным. Мне интересно, а Алексей Владимирович в этом плане лояльный человек, он понимает, что если артист в процессе работы с другим режиссером развивается , это только плюс театру.
- В Театре на Юго-Западе у Вас был спектакль "Аллегория", он закрылся в связи со смертью Михаила Докина. сейчас его планируют восстановить. Как Вы к этому относитесь?
- Если говорить о восстановлении "Аллегории", честно говоря, это была моя идея. Я хочу этот спектакль восстановить в память о Мише… конечно, это будет другой спектакль. Он будет о том же самом, история та же самая, но, наверное, с новыми акцентами, потому что играть будут другие артисты. Мне кажется, Миша Докин был бы только "за". Тому, что он делал на сцене, могли бы поучиться многие артисты, но театральная Москва его мало знала и это очень обидно. У него был совершенно потрясающий внутренний мир, огромная душа, он жил по-настоящему только на сцене. И его жизнь трагически закончилась, очень рано. "Аллегория" был одним из его последних спектаклей, он отдал ему много своего таланта, своих придумок, своих эмоций, сил. Я думаю, что все те, кто видел этот спектакль с Мишей, не будут сравнивать, а просто воспримут эту восстановленную версию спектакль как дань уважения.
- Когда Вы планируете выпустить спектакль?
- В скором будущем начнутся репетиции, конкретных дат пока нет. Сейчас самое главное - команда. Для меня спектакль начинается с команды, когда она подбирается, все шестеренки совпадают, тогда что-то начинает двигаться. Сложность в том, чтобы найти людей, единомышленников, которые загорятся этой идеей так же, как я. Я точно знаю, что пока мы не добьемся того, чтобы наш спектакль стал лучше, чем прежний, мы его выпускать не будем, потому что пропадет смысл. Должно быть лучше.
- Вы заняты в спектакле "Рассказы Шукшина". Как Вы попали на этот проект?
- Я пришел на кастинг к Алвису Херманису. В РАМТе выпускали спектакль "Берег утопии", мы с другими актерами практически жили в театре. Я прибежал на кастинг буквально на 15 минут и увидел очень интересного человека. Он сразу меня к себе расположил, я видел, что я ему интересен. Алвис задавал вопросы со своей точки зрения, мы поговорили о Шукшине, что я читал, как я к нему отношусь. А Шукшина я обожаю, как говорит Херманис, это наше золото, которое только нужно достать и гордиться им. То, что происходит в его рассказах, происходит у каждого из нас внутри. Мы всего этого боимся, все это прикрываем, а должно быть как раз наоборот - та чистота, правда, вера, любовь, которая там есть, обязательно должна выноситься на поверхность и должна звучать. Вот так мы поговорили, потом мне позвонили и сказали, что меня приглашают в проект. Кроме меня в коллектив вошли Евгений Миронов, Чулпан Хаматова, Дима Журавлев, Юлия Пересильд, Юлия Свежакова, Александр Новин. Мы начали работать, провели несколько репетиций, а потом поехали на Алтай.
- Поехать на Алтай, на родину Шукшина, - чья это была идея?
- Это идея Херманиса и Миронова (улыбается). Они же взаимосвязаны, естественно, и решали они все это вместе. Алвис молодец, он знает, чего хочет и он набрал очень хорошую команду. И в процессе работы всегда к нам прислушивался. А после нескольких репетиций мы поняли, что все на своем месте, энергия каждого дополняет общую энергию.
- Как Вы считаете, эта поездка сильно Вам помогла?
- Да. Алтай произвел потрясающее впечатление. Я вообще деревенский человек, думал, меня удивить деревней невозможно. Но! Алтай - это красота, это природа. Река Катунь… Когда мы взобрались на гору Пикет и увидели вид сверху, я понял, что только там можно было написать: "Я пришел дать вам волю". Там люди другие, открытые, у них совсем другие глаза. Имя Шукшина для них - святое. После этой поездки мы очень сплотились.
- Саш, рассказы Шукшина были написаны почти полвека назад, времена с тех пор изменились. Чтобы почувствовать атмосферу, которую он описывал, Вам достаточно было прочесть текст и побывать на Алтае? Или Вы дополнительно разговаривали с современниками, смотрели фильмы?
- Атмосфера не сильно поменялась. У Шукшина в рассказах есть конфликт между городом и деревней - он был всегда и он будет всегда, просто сейчас он не такой острый. Те же самые проблемы, что описывал Шукшин, сохранились и сейчас, просто мы здесь, в Москве, их не замечаем. Мы вечно гонимся за чем-то, и, в конечном итоге, не живем, а существуем. А на том же самом Алтае люди живут, и это не громкие слова. Они ставят стол на берегу реки Катунь и празднуют свадьбу или день рождения, берут гармонь и поют песни. Частушки, использованные в спектакле, мы там записывали. Конечно, поездка на Алтай нам всем очень помогла проникнуться нужной атмосферой.
- Как Вы считаете, городским жителям было сложнее это почувствовать?
- Не поверите, у нас всего один городской житель в коллективе - Дима Журавлев (смеется). Но его увидишь и даже и не скажешь, что он москвич. Поэтому на этот вопрос мне ответить сложно.
- Итак, Вы прониклись там определенной атмосферой. Как Вы считаете, удалось ли Вам сохранить ее в спектакле?
- Я не знаю. Но когда Лидия Федосеева-Шукшина смотрела спектакль, она сказала: "Я видела Катунь, я видела Алтай, спасибо вам". Остальное для меня не важно. Каждый раз, когда мы играем спектакль, он другой, он новый. Это потому, что он живой, потому, что мы не играем, как играют в казино или на скачках, а каждый спектакль проживаем заново. Я от этого спектакля огромное удовольствие получаю, от Шукшина, который всегда дает мне ощущение теплоты.
- Как проходили репетиции?
- Я люблю каждый свой спектакль, каждую работу называть одним словом. Здесь это слово - "интересно". Во-первых, потому что интересно было поработать с такими артистами. И, во-вторых, интересно было попробовать себя, узнать, что я могу, чему-то научиться. И еще было по-человечески тепло, мы друг по другу скучали. Алвис хотел, чтобы это был в хорошем понимании студенческий спектакль. Не в смысле творчества, а в смысле внутренней отдачи. Когда у артистов горят глаза, когда все выкладываются, как в последний раз. Если возникали какие-то споры, решались они всегда полюбовно. И не было никакого налета "звездности", мы все вместе делали одно общее дело - спектакль "Рассказы Шукшина". Каждый понимал, что в одном месте он должен подстраховать другого, а в другом месте ему самому помогут. Естественно, все прислушивались к мнению Евгения Витальевича и Чулпан, у них большой опыт. И я им очень благодарен за все, что я от них беру. Я очень радуюсь, когда подходит Евгений Витальевич, и высказывает мне свои пожелания. Значит, есть куда расти, значит не все равно, что у меня происходит. А когда не все равно, что происходит, что может быть лучше этого?
- Алвис Херманис прибалтийский режиссер. Как Вы считаете, нет ли в этом некоей иронии судьбы - в том, что исконно русского писателя Шукшина ставит европеец?
- Что же поделать, если человек из Европы приехал и сказал: у вас есть валюта, которую вы забыли, надо с русскими артистами поставить что-то русское. Что русское? Шукшин. В рассказах Шукшина есть исконно русская боль, которая внутри каждого русского человека сидит, необъяснимая какая-то боль, тоска, которая иногда прорывается. Не депрессия, а тоска русская, она в крови у нас, по венам течет… хочется широты, хочется заорать: "А-а-а!", понимаете? Я пришел дать вам волю.И я на горе орал от захлестывающей свободы. Вот это и есть свобода, понимаете? Вот это все, что в нас сидит, у Шукшина кровью написано…мы сейчас и так потеряли все - веру потеряли, любовь потеряли, надежду. Но это же плохо! Так ведь не может быть. А Шукшина, почитаешь и понимаешь: Она есть. И вера эта и в любовь, и в человека, и во что-то лучшее. Да, можно отрубить себе два пальца из-за любви, и сказать: "Но ведь она ж была. Ну и черт с ними, с пальцами, была же она, любовь, праздник был". Только русский человек так может. Мы же себя забыли, шоры на себя нацепили и ходим, и кажется нам, что мы очень классные На самом же деле все так просто. Я такое счастье испытываю, когда сын рядом со мной, мне больше ничего не надо. Вот это и есть любовь, это и есть чудо мое. Я становлюсь открытым, настоящим. Вот об этом Шукшин и писал, и этого сейчас нету. Но основное-то мы еще не совсем потеряли. Может, пора вернуть это основное?
- А как Вы думаете, молодежь на спектакль потянется?
- Еще как потянется, кто ж хорошее не любит? Это же хорошее, доброе, светлое. Конечно, потянутся, потому что тебе показывают, что есть счастье, прикоснись, просто не сиди, руку протяни, возьми и все.
- То есть ценности не изменились?
- Ценности не могут измениться, в том-то и дело. Любовь и будет любовью, дружба - она и будет дружбой, вера - она и будет верой. Нет ценностей других, это все надуманное. Как есть десять заповедей - так и есть десять. Ни одиннадцатой не прибавляется, ни девять их не становится. Как написано - не убий, так и есть. Ничего не меняется, это мы их меняем под себя. На самом деле, если мы будем относиться к себе, как герои рассказов Шукшина относятся к себе, может быть, много чего в жизни поменяется в лучшую сторону. Может быть, иногда стоит отрубить себе два пальца, чтобы не зарубить человека?
- Спасибо, Саша, у Вас очень интересная точка зрения, думаю, многим посетителям нашего сайта будет интересно ее узнать. В завершение нашей беседы хочу попросить Вас сказать пару слов о кино.
- Роман с кино у меня не то что бы пока не складывается, он у меня в процессе. У меня такой роман неторопливый, с подходом (улыбается). Но мне уже удалось поработать с такими режиссерами, как Сергей Соловьев, Александр Прошкин, Александр Миндадзе, пусть это были эпизоды, - это, я считаю, немало. Я работал и с молодыми режиссерами. Пока не складывается, но, я думаю, что не за горами то время, когда мое кино придет. Не за горами по той простой причине, что пока человеку есть что сказать, а мне есть, я надеюсь, - обязательно найдутся люди, которым интересно будет это услышать. Я уверен, что найду такого режиссера, с которым будет интересно мне, а ему - со мной и он сможет с максимальной пользой использовать мой опыт, накопленный за 34 года жизни.
- Как Вы считаете, сложилась бы Ваша карьера по-другому, если бы Вы выбрали при поступлении не ГИТИС, а другой ВУЗ?
- Не факт, что если бы я учился в Щукинском училище, или в Щепкинском, или во ВГИКе моя карьера сложилась так, как она складывается. А она складывается так, что дай Бог каждому! За семь лет театральной работы я сыграл очень много. А сколько еще впереди! Ведь у меня, по большому счету, все только начинается. Я, к сожалению, или к счастью?... поздний. За последний год многое произошло, но главное - я понял, что есть люди, которым нравится то, чем я занимаюсь. У меня сайт открылся (www.grish-in.ru). А что может быть ценнее того, что есть люди, которым не все равно, что ты хочешь сказать, которые готовы это слушать? Если я говорю, а люди об этом задумываются, значит, все не зря. В этом году я собираюсь поступить на режиссерский факультет, не для того, чтобы стать великим режиссером, а для того, чтобы побольше узнать о своей профессии артиста. Посмотреть на себя с другой стороны, открыть новые грани. Получится или нет - вопрос второстепенный, а вот то, что мне хотелось бы развиваться дальше, не стоять на месте - это точно. Нельзя останавливаться.
Конечно, никто не может сказать, как дальше все сложится. А пока я буду честно делать свою работу.

Беседовала Марина Троянова
Подписаться на рассылку новостей

обсуждение >>

№ 3
Рябушка Вячеслав (с.Дубовское)   10.12.2009 - 05:18
Спасибо тебе Сань! Таких людей как ты у нас в дубовке очень очень мало! Но почему не сказал спасибо Расниковой Наталье Леонидовне? Она меня тоже учила я у неё даже в ревизоре играл,в ДиКе! ... читать далее>>
№ 2
Биче   25.02.2009 - 01:55
Человек переворачивающий жизнь! Человек искусства! Человек - море! Море! Посмотрите на него и вы все поймете! и вы всех простите! Его талант, его театр, его мир расскажут вам о... читать далее>>
№ 1
Осколочек   24.02.2009 - 20:24
симпатичный читать далее>>
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники

Афиша кино >>

кинокомикс
США, 2018
драма
Россия, 2016
биография, драма, криминальный фильм, мистика, триллер
США, 2017
драма, социальная драма
Германия, 2017
биография, драма, исторический фильм
США, 2017
детский фильм, семейное кино
Канада, 2017
боевик, комедия, семейное кино
Япония, 2015
боевик
Канада, 2018
все фильмы в прокате >>